Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: цикл "город" (список заголовков)
22:44 

Город. Часть 5. Незнакомнцы и вопросы.

Все болезни от недостатка магии
Над ухом кашлянули.
Я подняла голову и посмотрела в сторону звука.
Там стоял мужчина, как будто сошедший со страниц детективных романов прошлого века: длинный плащ, шляпа, темные очки.
- Вы бы тут не сидели, - сказал он.
И ушел.
И действительно? Чего ей тут сидеть?
Я встала и пошла дальше. Сквозь дворы. На основную улицу. Освещенную фонарями и неоновыми вывесками.
Это царство ночи великолепно. Я бы сказала - божественно, если бы не избегала бы этого слова всеми силами. И этих понятий тоже избегала всеми силами. Почему-то оно мне не нравилось. Как и все эти золоченные храмы, похожие на игрушечные домики богатенького ребенка.
Крылья за спиной почти физически заныли.
Я остановилась напротив одного такого золоченного домика.
Его шпили устремлялись вверх и, чем дольше я на него смотрела, тем сильнее ныли крылья. Когда боль стала невыносимой, я двинулась дальше.
Пару месяцев назад ко мне подошел мужчина. Его взгляд был полон тоски и отчаяния. Он спросил тогда:
- Я не знаю, может вы знаете, как это - иметь душу.
Я тогда задумалась. Предыдущую неделю я мучительно пыталась вспомнить хоть что-то про себя потому что из-за треклятой амнезии, как это назвали врачи, меня оставил мужчина, которого я, как мне казалось любила. И это разрывало меня изнутри на части.
И тогда я ответила:
- Это... больно.
- Тогда почему же все хотят обладать душой и никто не желает с ней расставаться?!
И тогда я сама нашла ответ на этот вопрос, который не могла найти давно. Это было чудесно.
- Потому что эта боль заставляет чувствовать, что она есть. Что ты жив.
Мужчина долго смотрел на меня, а потом кивнул:
- Я понял.
И ушел.
Может, это просто я такова. Может, это действительно норма.
Но с тех пор как я открыла глаза в больнице ко мне постоянно подходят разные странные, по меркам окружающего мира людей.
И спрашивают странные вещи.
Куда смотрит вертолет.
Что за башня растет над Городом.
Кто выходит из холмов в парках в лунные ночи.
Откуда у нее за спиной крылья.
Чему равен интеграл от экспоненты.
В ряду прошлых вопросов этот был, пожалуй, самый странный.
Я даже не сразу нашлась, что ответить.
Мимолетный взгляд на часы и я понимаю, что через полтора часа начнет заниматься рассвет.
Пора поворачивать домой.
Днем улицы этого города теряют половину очарования, если не больше.

@темы: цикл "Город"

22:05 

Город. Часть 4. Дворы и призраки.

Все болезни от недостатка магии
Дворы домов для меня всегда - когда я говорю "всегда", я говорю о том времени, которое я помню, а это всего полгода, представляющиеся мне неимоверно долгой жизнью. Ну так вот. Двор домов для меня всегда представлялись каким-то иным царством. Здесь шум города обрывается и появляются иные звуки. Шум ветра. Собачий лай. Музыка из окон. Скрип качелей.
Скрип был протяжным и душераздирающим.
Я пересекла запутанный двор - буква Г, как и дом. Тут три детские площадки. И лишь на одной скрипят качели.
Громко.
Как будто стонут.
Я подхожу к ним и только после этого замечаю размытую фигуру на них.
Девочка лет пяти.
Пальтишко, беретик, волосы заплетены в косички. На коленях - кукла.
А на лице - безграничная тоска.
Я опускаю взгляд ниже.
На груди, на светлом пальто, резко выделяется пятно, которое не может быть дизайнерским изыском.
Темное.
Почти черное.
Кровь.
Я прислоняюсь спиной к раме качелей и говорю, как будто в пустоту:
- Держись, сейчас прокачу.
Девочка вздрагивает и поворачивает голову. В глазах изумление:
- Вы меня видите?
- Ага, - я хватаюсь за качели и начинаю их раскачивать сильнее. Мне кажется дети любит, когда их сильно-сильно.
- И не боитесь? - тоска сменяется удивлением.
- Неа, - добавляю в голос побольше беззаботности.
Спустя минут пять девочка уже смеется. Громко и заливисто.
Только ее слышат единицы. И еще меньше не испугаются, увидев, как взрослая женщина раскачивает с улыбкой пустые качели, а откуда-то доноситься детский смех.
Призрак. Сколько ей было в тот день или ночь?
Пять лет? Шесть?
И меня накрывает.
Я вижу эту детскую площадку. Вечереет. Домой с мамой идет эта самая девочка. А из арки, из которой я пришла, выходят трое. Завязывается спор. А потом один из троих стреляет сначала в девочку, которая испуганно сжимает в руках куклу, потом в женщину. Трое уходят, обшарив карманы женщины, а тем временем слышаться сирены. Когда скорая увозила женщину та еще была жива.
Потом, судя по листве, уже спустя пару месяцев, женщина возвращается.
Она бледна и совсем исхудала - от веселой толстушки, которая шла в роковой день домой - или в гости? - с дочкой ничего не осталось. Бледная тень. Она заходит в дом.
Я выныриваю.
И понимаю, что я выпустила качели и сползла на землю.
А на меня смотрят два бездонных глаза.
- Я потеряла маму, - говорит призрак, - она, наверно, волнуется. Я иногда ее вижу и кричу ей, а она меня не слышит... А домой я попасть не могу.
Я встаю и протягиваю ей руку:
- Идем. Я отведу тебя домой. К маме.
Я подвела ее к подъезду. Открыла дверь, положив руку на клавиатуру домофона.
- Какой этаж?
- Седьмой, - после некоторого раздумья отвечает девочка.
Когда мы вышли из лифта, она ринулась к двери одной из квартир и попыталась достать домофон. Но роста не хватало, а рука проваливалась в стену.
Я зазвонила в дверь.
Девочка округлила глаза. Я задорно - насколько могла себя заставить улыбнулась ей и поднесла палец к губам:
- Когда дверь откроется - заходи.
Та кивнула.
А я нацепила на лицо как можно более как можно более дурацкое выражение.
Спустя какое-то время дверь приоткрыли:
- Чего вам? - голос женщины был хриплым и усталым.
- А Тимофейка тут живет?
- Какой еще Тимофейка?
- Из тридцать пятой!
- Это другой подъезд, дура!
И захлопнула дверь.
Но я видела, как девочка скользнула в дверной проем и растаяла.
Она обрела покой.
А я?
Я медленно побрела вниз по лестнице. Шаги отдавались эхом в тишине подъезда.
На улице я села на качели, где недавно сидел призрак и, закинув голову назад, посмотрела вверх.
В небо.
До которого мне, наверно, уже не дотянуться.

@темы: цикл "Город"

00:05 

Город. Часть 3. Цветочница.

Все болезни от недостатка магии
Я знаю, что к метро я не сумею придти. Не здесь. Это если не спускаться вниз. А вниз нельзя.
Я помню про тени.
Тяжесть серьги в ухе - совершенно непривычная: колечки-то почти невесомые - напоминает мне о судьбе предыдущей хозяйки серьги. О том как ее поглотила тень, расставившая силки буквально напротив моего дома.
Знак?
Кто знает. Я не ищу знаков в каждом чихе и писке. Иначе можно сойти с ума, наблюдая за полетом воронов, которые несут вахту напротив моего окна, как будто я сижу в Тауэре.
Враки это все, что земля там пропитана кровью - в самом Тауэре казнили только семерых и четверо из них были женщинами.
- Милочка! - хрипит кто-то сбоку от меня. Я резко поворачиваюсь на звук.
Там, где днем стоит киоск с газетами и журналами сейчас сидит мерзкого вида старуха. Вокруг нее стоят корзины с цветами. Одни полевые, другие - нет. По каким-то видно, что они очень дорогие оранжерейные.
- Милочка! - снова хрипит старуха, - купи цветочки!
Я внимательно на нее смотрю, потом все же подхожу и спрашиваю:
- А что ты можешь мне предложить?
- Лаванду.
Набожность. Сомнения. Подходит. Во второй части.
- Что-нибудь еще?
- Амарант.
Безнадежность. Нет, ни в коем случае.
- Точно не это. Есть еще варианты?
- Алоэ.
Горечь. Что же такое!
- А что вы мне посоветуете?
Старуха казалось прожгла меня взглядом:
- Розмарин.
Розмарин для памяти. Я это хорошо знала. Чтобы вспомнить.
Я кивнула:
- Сколько?
- Сколько не жалко.
Я выгребла из кармана мелочь и ссыпала на руку старухе. Та заулыбалась беззубым ртом, вручая мне цветы. И меня едва не передернуло от странного ощущения, как будто это не обычная старуха.Я поспешила уйти. Чтобы не видеть ни старуху, ни цветы, ни призрачные очертания киоска, которые нет-нет, да проступали.
Не для всех, конечно. Но я все-таки вижу глубже людей в большинстве своем.
Я свернула во дворы.

@темы: цикл "Город"

20:58 

Город. Часть 2. Тени.

Все болезни от недостатка магии
Ночь обвивается вокруг моих ног и стелиться мягким ковром. Настолько мягким, что звуки тают. Звуки моих шагов. Я иду по переулкам, порой удлиняя путь - здесь было бы проще спуститься в переход, но я не хочу под землю.
Не ночью.
Я ведь очень хорошо знаю, что в такие ночи можно, спустившись под землю, уже не выйти оттуда. И хорошо если кто-то увидит хотя бы капельку твоей крови на плитах. Или слетевшую серьгу.
Хотя и на поверхности такое случается.
Я наклоняюсь и подбираю с мостовой небольшую серебряную сережку. В ее материале я сомневаюсь, пока не замечаю клеймо. Серьга отправляется в нагрудный карман рубашки, а я оглядываюсь по сторонам: нет ли кого?
Тишина.
Только тень впереди слишком уж глубокая для это ночи.
Я перехожу на другую сторону - последовать за бывшей хозяйкой серьги не хочется. Я прохожу мимо высокой башни какого-то торгового центра и выхожу на параллельную улицу. Впереди остановка. Я подхожу к ней, сажусь на скамейку и достаю серьгу.
Крыло на тонкой цепочке и кольцо крепления. Красиво.
Я чувствую, как где-то под плащом напрягается спина - там начинаются спрятанные в каком-то неведомом месте крылья. Я о них знаю.
Мне даже иногда удается их почувствовать, но расправить их и взлететь - никак.
Я забыла, как это делается.
Серьга снова занимает место в кармане, а тем временем из-за угла выезжает троллейбус. Он подъезжает к остановке и открывает двери, но я даже не трогаюсь с места.
Двери захлопываются. Махина троллейбуса уезжает.
Вы никогда не задумывались о том, насколько же велика эта машина по сравнению с человеком? Я об этом думаю каждый раз когда захожу внутрь, чтобы куда-то поехать.
По крыше павильона начинает барабанить дождь. Я поднимаю бесполезный воротник и иду дальше. К метро.
Оно, наверно, либо уже закрыто, либо готовиться к этому.
Но мне без разницы.
Ведь сейчас, если спуститься под землю, можно не выйти на поверхность.
Как та девушка, которая обронила серьгу.
Хотя она, быть может, просто ее потеряла и сейчас расстраивается, крутясь перед зеркалом.
Я опять достаю серьгу.
Мерцание серебра в одном месте гаситься пятном.
Мне нет нужды приглядываться, чтобы понять, что мешает блеску обрести совершенство.
Кровь.
Я счищаю пятнышко и, задумавшись, останавливаюсь. Потом вынимаю из правого уха серьгу-колечко - одно из той той пары, которую мне подарила одна из сестер в больнице, где я очнулась полгода назад - и вдеваю крыло.
Я не знаю, зачем я это делаю.
С другой стороны - почему бы и нет?

@темы: цикл "Город"

00:53 

Город. Часть 1. После дождя.

Все болезни от недостатка магии
А на улице тем временем одуряюще пахло дождем. Цветные пятна складывались в силуэты окон и освещения зданий. Напротив - табличка с названием гостиницы. Ветер стал холодным - всего четыре часа назад я почти запарилась в своем новом плаще, а сейчас, наверно, было бы в самый раз. Я делаю три шага. Один - еще в комнате, второй, чтобы перешагнуть порог, третий - уже на самом балконе и, чуть держась пальцами за бортик, разглядываю открывающийся вид. Шестой этаж. Это не шутки. Если упадешь, то костей не соберешь точно. Поэтому я сжимаю руки сильнее.
Очки. Я забыла их одеть и теперь могу наслаждаться только пятнами. Нет, все еще не так плохо, но может быть хуже.
Город шумит.
Ночь - темное время суток. Но даже оно может быть ярким. Как сейчас.
Еще три шага. На этот раз назад. В комнату. Балкон я оставляю открытым - почему бы и нет? Включенные колонки, в которых, однако, не играет музыка, иногда подают странные звуки. Я привыкла считать их результатом каких-то там научно-физических явлений, в которые я не хочу вникать. Не в такие ночи. Да и вообще в ночи не хочу. Хочу припереть дверцы платяного шкафа стулом и пить чай. Лучшее средство от страха.
Живу я сейчас одна. В квартире на шестом этаже. Это очень скрипучая квартира. Здесь постоянно слышны шорохи. Ночью особенно. Потому что стихают другие звуки. Я уже привыкла, а вот мои гости - нет. Пугаются. Спрашивают есть ли у меня кошка. Один рассказывал, что есть. Ведь разбудил же его кто-то потерявшись пушистой, наверно, щекой о его руку, когда он чуть не проспал!
Только есть одна проблема.
У меня нет кошки. И собаки. И вообще животных нет.
Я выключаю колонки и возвращаюсь на балкон. Стою.
А потом иду одеваться.
Я так больше не могу.
Я хочу вниз.
В Город.
Четверть часа и я, упаковавшись во все черное и погасив свет в квартире, выхожу.
Замки на двери, которые всего лишь полгода назад казались неприступными и непонятными, стали как родные. Я их закрываю легко и без проблем. Открываю тоже.
Шестой этаж.
Я не вызываю лифт, а неторопливо спускаюсь по лестнице вниз.
Давненько я этого не делала.
Ступенька, ступенька, ступенька.
Если задуматься, мистер Шерлок Холмс был прав - мало кто знает количество ступенек у лестницы, которая ведет к его обители. Надо будет посчитать. Хоть в чем-то буду причисляться к некой элите.
Первый этаж.
На него я вылетаю с последнего марша как с горки и, не сбавляя шага, пересекаю холл, толкаю дверь, нажав на кнопку - раздается неприятный писк - и выхожу.
В ночь.
В Город.

@темы: Цикл "Город"

"Полет - это когда не падают" © zHz

главная